Вопрос настоятелю

Благовещение Пресвятой Богородицы

Радуйся, Благодатная! Господь с Тобою; благословенна Ты между женами.
Лк. 1, 28

Когда настало исполнение времени, в которое Бог Отец определил ниспослать на землю Единородного Сына и Слово, чтобы Он воплотился и вочеловечился, Гавриил, предстатель ангелов, был послан в Галилейский город Назарет к Деве Марии, обрученной Иосифу, чтобы приветствовать Ее словами Радуйся, благодатная (Лк. 1, 28), и сказал Ей о том, что Бог и Отец избрал Ее быть Матерью Его Сына и родить Избавителя мира. Архангел принес весть:

се, зачнеши во чреве и родиши Сына, и наречеши имя Ему Иисус

(Лк. 1, 31). В начале Дева смутилась и пожелала узнать образ этого чудесного события:

како будет сие, идеже мужа не знаю?

(Лк. 1, 34). Но когда Ей было сообщено, что это произойдет совершенно сверхъестественным образом, именно силой всемогущей благодати Святого Духа, Она склонилась сердцем и приняла повеление с глубоким смирением:

се, раба Господня; буди Мне по глаголу твоему

(Лк. 1, 38). И тотчас сошел на Нее Святой Дух, боголепно приуготовил Боговместимое обиталище.

Двери души Марии раскрыты воле Божией и замыслу о Ней, а через Нее – о всех нас. Человечество в Ее лице сказало Богу: «Да!» Человечество сказало: «Приходи! Приходи тем чудным и неожиданным способом, которым Ты решил прийти».

Во всех женщинах – одна природа и органы пола приспособлены к вынашиванию и рождению. Но не во всех женщинах одни мысли, одна чистота, одна молитва, одно желание служить только Единому и больше никому. Господь воплотился и стал человеком, как только нашел Ту, от Которой стало возможно Боговоплощение.

Радость Благовещения открывается Пресвятой Деве Марии и всему роду человеческому, всем, кто примет эту радость. Радость о том, что Бог стал человеком. Никогда еще в мире не было ничего подобного. Эта тайна самая высокая и самая смиренная, самое великое благовестие от Бога, которое когда-либо было. Ничто не может сравниться ни на небе, ни на земле с этой тайной. Нет ничего драгоценнее во всем, что было в истории мира, и не будет никогда ничего драгоценнее. Все святые предстоят перед этой тайной, и всем святым всех веков не хватит вечности, чтобы созерцать ее.